История возникновения афинского района Анафьотика, расположенного на склоне скалы Акрополя, такова.

Сразу после объявления Афин столицей нового греческого государства в 1834 году, в городе началось строительство первых государственных и частных зданий будущей столицы. Для строительства были нужны строители, и они начали прибывать из разных частей Греции, главным образом, с островов, где жизнь была бедной, и островитяне стремились уехать в города в поисках работы. Мастера с острова Анафи, расположенного в Эгейском море, которые строили королевский дворец (ныне здание Парламента на площади Синтагма) и другие исторические здания в центре города, поселились со своими семьями на северо-западной стороне Акрополя и создали там свою «островную округу». Они построили себе дома по традициям народной архитектуры у подножия священной скалы. Это местность с узкими улочками и скромными одноэтажными домиками, которые опирают свои фундаменты на самый археологически важный район Греции.

150 лет спустя район Анафьотика все еще жив и населен потомками тех мастеров-строителей, первых жителей Афин нового времени. Они живут в местности, где время, кажется, остановилось, и ничего с тех пор не изменилось. Но это, конечно, не так. Часть домов была снесена по требованию археологической службы, часть необитаема. В остальных жители нехотя открывают двери незваным гостям — журналистам, туристам, чиновникам археологической службы. Как выразился один из жителей, «мы здесь тоже достопримечательность, только повесишь белье на просушку, тут же бросается кто-то с фотоаппаратом, весь довольный, и ему и дела нет до твоей досады с утра пораньше.»

«Когда-то здесь жили 150 семей», — рассказывает Элени Ксину. — «повсюду слышались голоса детей, которые бегали по улочкам по всей округе и поднимали шум и гам своими играми. Летом мы, все соседи, выходили по вечерам и ужинали все вместе.»

«На праздник святого Иоанна мы собирали ветки по кустам на скале и зажигали костры, каждый год мы соблюдали этот обычай, пели и прыгали через огонь. Когда случалось самоубийство, кто-то сбрасывался с Акрополя, приезжали пожарные, мы им показывали дорогу к пещерам, которую мы знали хорошо, чтоб они могли найти труп».

Ее отец рассказывал ей о том, как Глезос снимал немецкий флаг с Акрополя во время войны.«Я горжусь тем, что живу здесь, слушаю каждое утро и каждый вечер звук трубы во время подъема и спуска знамени на скале, и каждый раз от волнения по телу у меня пробегает дрожь.»

Архитектор Христос Папульяс живет в районе с конца 60-ых гг., когда он закончил учебу в Италии. Его друг тогда предложил ему пожить в домике, принадлежавшем некой старушке. Христос все еще живет в этом домике, он даже является председателем товарищества жителей Анафьотики. Он показывает журналистам дом неподалеку, в котором, по легенде, жил некоторое время Джим Моррисон из группы Дорз. Он рассказывает, что домики не разрушаются от времени, хотя построены из самых примитивных материалов — камней и земли, а внутри них царит влажность, особенно в дождливые дни. Когда владелица домика умерла, ее родственники продолжили получать арендную плату с Христоса. Но вообще-то их дом, так же как и большинство здесь, является отчужденной собственностью по приказу Министерства Культуры, и взнос арендной платы, по решению суда, был остановлен.

«Когда островитяне с Анафи построили этот район, они по существу незаконно присвоили территорию Акрополя, которая им, разумеется, не принадлежала. Поэтому эти дома были объявлены подлежащими сносу. Несмотря на это, мы, жители, которые еще остались, держимся вместе и хотим продолжать жить здесь. Когда живешь здесь, не можешь не ощущать это постоянное присутствие скалы, это чувство постоянное и непобедимое. Афины заканчиваются чуть в стороне от Анафьотика. Мы здесь живем на Акрополе. Для нас не существует названия.»

Говорит Русетос Сигалас: «Я уже столько раз это рассказывал, что мне уже надоело… Да, мои предки были строители, да, они были с Анафи, да, они строили дворец на Синтагме (площади Конституции). Мой отец, сразу после моих крестин, ушел на албанский фронт и не вернулся никогда». Большая семья жила в Анафьотика в бедности и лишениях. Русетос брался за разную работу и в конце концов подался моряком на корабли. «Я здесь родился и хочу здесь умереть», — говорит он.

На улочках вечереет, последние лучи солнца освещают Афины, огромные и безрадостные, вдалеке. Афины и Анафьотика- это два разных мира. Над этим районом, первым и последним в городе, нависла ночь.

Оригинал статьи по ссылке: http://popaganda.gr/ma-kala-pios-meni-st-anafiotika/

Фото из статьи. Все права на фотографии принадлежат автору статьи и редакции сайта.

Перевод и редакция Юлиана Масимова (С) 2017